Все это дает основание рассматривать пьянство и особенно алкоголизм не просто как фоновое явление, а как непосредственную субъективную причину совершения конкретных преступлений. Разумеется, применительно к преступности в целом пьянство и алкоголизм остаются негативными социальными явлениями, питающими преступность и входящими в качестве элементов в причинный комплекс преступности. Однако на индивидуальном, а применительно к пьянству, очевидно, и на групповом уровне можно говорить о непосредственной, или ближайшей, причине преступности. В свое время Н. А. Стручков писал, что непосредственные причины следует искать в сфере сознания, так как «все побудительные силы, вызывающие действия человека, неизбежно должны пройти через его голову, должны превратиться в побуждения его воли» . И хотя С. С. Остроумов подчеркивал, что пьянство и алкоголизм являются условием, которое подобно катализатору развязывает эгоистические взгляды, т. е. причину преступления, он же признавал, что систематическое пьянство и алкоголизм, как правило, приводят к деградации человеческой личности, утрате элементарных принципов морали, к появлению в сознании антиобщественных взглядов , а это прямой путь к совершению преступлений. ——————————— Цит. по: Криминология / Под общ. ред. А. И. Долговой. С. 296. Остроумов С. С. Некоторые вопросы методики проведения работы по изучению и предупреждению правонарушений среди несовершеннолетних // Изучение и предупреждение правонарушений несовершеннолетних. М., 1970. С. 19.

Ендольцева Алла Васильевна, заместитель начальника по научной работе Московского университета МВД России, полковник полиции, доктор юридических наук, профессор.

Никитин Александр Макарович, главный научный сотрудник ФКУ НИИ ФСИН России, доктор юридических наук, профессор.

Необходимы создание государственной целевой программы по борьбе с пьянством и алкоголизмом, принятие мер по возвращению обществу государственной монополии на производство и реализацию алкогольной продукции, а также реанимация отечественного опыта принудительного лечения лиц, больных алкоголизмом.

Ключевые слова: пьянство, алкогольное опьянение, криминологическая сущность.

Need to develop the state target program on struggle against drunkenness and alcoholism, the adoption of measures for the return of the society of the state monopoly on the production and sale of alcoholic products, as well as reanimation of domestic experience of forced treatment of patients with alcoholism.

Key words: drunkenness, alcoholic intoxication, criminological essence.

О пьянстве и его «высшей стадии» — алкоголизме написано так много, им посвящено такое множество разных, в том числе криминологических, исследований, что пополнять его скромной статьей, казалось бы, нет никакого резона. Но пьянство весьма живуче и, по мнению подавляющего большинства россиян, опрошенных в рамках недавно реализованного проекта «Что мы знаем о пьянстве?» , в нашей стране пока неискоренимо, и это заставляет вновь и вновь задаваться вопросами: что это за явление, как оно возникло, какова его криминологическая ипостась и можно ли если не искоренить, то хотя бы ограничить это социальное бедствие, а следовательно, и его трагическую связь не только с преступностью, но и с самим существованием человечества? ——————————— Ширинкин А. Россияне считают, что алкоголизм непобедим // Метро. 2013. 15 февраля.

Исторические исследования свидетельствуют, что склонность к пьянству больше всего присуща индоевропейским народам (русским, немцам, датчанам, полякам, сербам, шотландцам и др.). Неиндоевропейские народы, за исключением угро-финнов и народов Севера, легче переносят воздействие алкоголя, т. к. в их организмах содержится значительно больше фермента, расщепляющего молекулы этилового спирта. Это, как утверждают исследователи, результат того, что генетически в них присутствует больше признаков неандерталоидов и архантропов, не подвергшихся мутации, вследствие которой 40 тысяч лет назад возник хомо сапиенс как подвид человека разумного. Такова плата индоевропейцев за эволюционное развитие человеческого рода. Следует отметить, что на пагубной склонности индоевропейцев, в частности русов Северной и Восточной Европы, давно спекулируют недобросовестные историки, акцентируя внимание на их мнимом пристрастии «к наркотическим, опьяняющим зельям» и клеймя как «неразумных пьяниц и наркоманов». Между тем все основные наркотики, известные с древних времен, — от легкой анаши до тяжелейшего опиума — были созданы и широко распространены не в индоевропейской, а в тюрко-протосемитской и монголоидной среде. Подавляющее большинство индоевропейских народов, включая русских, узнали о существовании этих одурманивающих средств лишь в XIX — XX вв. нашей эры после широкого проникновения в Европу мигрантов из Средней Азии, Северной Африки и Ближнего Востока . ——————————— Петухов Ю. Д., Васильева Н. И. Русы Великой Скифии. М., 2008. С. 112 — 116; Петухов Ю. Д. Первоистоки русов. М., 2009. С. 381 — 383.

Но почему же прирожденная склонность индоевропейцев к алкоголю на протяжении многих тысячелетий не превратилась в массовое пьянство, которое поразило, в частности, нынешнее российское общество? Дело в том, что во всех древних индоевропейских цивилизациях урожаи пшеницы, ячменя, производство и хранение хмельного пива, а позже и хмельных медов (более крепких спиртных напитков тогда не было) находились под строжайшим контролем жрецов-волхвов, и эти напитки выдавались членам рода только во время священных праздников и больших жертвоприношений. Это были празднично-сакральные, «божественные» напитки, помогающие людям, труженикам и созидателям, в редкие праздничные дни уйти от насущных проблем, «приобщиться к богам» и ощутить эйфорию, легкость, одухотворение. Это не вызывало ни привыкания к алкоголю, ни зависимости от него. Проницательность и мудрость волхвов (жрецов-брахманов) позволили в течение многих тысячелетий на огромных пространствах расселения суперэтноса русов ограничивать под страхом «кары богов» потребление алкоголя русами-индоевропейцами. Можно лишь сожалеть о том, что эти «сакральные» ограничения постепенно ослабевали и в XX в. н. э. были окончательно сняты . С приходом демократических свобод и нерегулируемого рынка свобода пития и алкогольный бизнес в России расцвели, что называется, махровым цветом. ——————————— Петухов Ю. Д. Указ. соч. С. 383.

Нынешние масштабы пьянства в стране привлекают внимание мировой общественности и экспертов ООН. По их данным, начиная с 1991 г. более половины летальных исходов россиян в возрасте от 15 до 54 лет связаны с неумеренным потреблением спиртных напитков, а 6,6 млн. человек, потерянных страной с 1993 по 2008 г., может к 2025 г. увеличиться еще на 11 млн. человек . По оценкам отечественных экспертов, ежегодно только от отравления самодельными спиртными напитками и суррогатами Россия теряет от 40 до 55 тыс. человек . Собственно, это подтверждается и официальной статистикой. Так, в 1995 г. от отравления алкоголем погибли 44 тыс., в 2000 г. — 37 тыс., в 2005 г. — 41 тыс. россиян . ——————————— Пьянство может стоить России 11 млн. жизней // Советская Россия. 2009. 6 октября. Криминология: Учебник / Под ред. В. Н. Кудрявцева и В. Е. Эминова. М., 2010. С. 127. Российский статистический ежегодник. М., 2006.

В 2009 г. в прессе отмечалось, что пик массового потребления спиртных напитков сместился с возрастной категории 16 — 18 лет до 13 — 15 лет, что угрожает нашему генофонду, физическому и интеллектуальному развитию подрастающего поколения. А спустя два года констатировалось: Россия лидирует по масштабам детского алкоголизма . ——————————— Верещагин О. Втолкнули во взрослость // Отечественные записки. 2011. N 18; Советская Россия. 2011. 15 сентября.

Катастрофический характер постигшего нас социального бедствия не вызывает сомнений. Только по официальным данным, на душу российского населения приходится до 18 литров чистого спирта в год. А вырождение нации, как полагают специалисты, начинается уже при среднедушевом потреблении, превышающем 8 литров. При переводе на пол-литровые емкости каждый россиянин, включая новорожденных младенцев и глубоких стариков, ежегодно выпивает 90 бутылок водки. В расчете же на реальных пьяниц, составляющих четверть населения страны, получается 365 бутылок. В целом россияне выпивают за год 2,5 млрд. литров водки и до 10 млрд. литров пива. При этом вся прибыль, минуя казну, достается частным предпринимателям, поскольку государственная монополия на производство и продажу алкогольных напитков еще в период ельцинского президентства была передана в частные руки. А только выручка за пиво, производимое в России почти исключительно иностранными компаниями (95%) на наших производственных мощностях, ежегодно составляет 15 млрд. долл. США . ——————————— Портнов А. Счастливое безумие // Советская Россия. 2011. 25 февраля.

Приведенные официальные данные не отражают всей картины пьянства. Даже при том, что, по данным бывшего спикера Госдумы РФ Б. Грызлова, в федеральную казну поступает всего 0,2% от годовой водочной прибыли, российский бюджет из-за теневого оборота алкоголя теряет в год около 40 млрд. рублей. При этом объем легального производства крепкой алкогольной продукции составляет только 40% от объема ее реализации, хотя основной объем неучтенного алкоголя производится на легально действующих заводах-производителях . ——————————— На водке теряют 40 млрд. // Метро. 2011. 29 января.

Последствия такого процветания алкогольного бизнеса проявляются в том, что, по некоторым оценкам, у нас пьют 99% мужчин и 55% женщин, а каждый пятый житель России, по данным Всемирной организации здравоохранения, умирает из-за чрезмерного употребления алкоголя. Эти данные подтверждают и отечественные специалисты. Так, ведущий эксперт по проблемам алкогольной смертности и алкогольной политики, руководитель отдела Московского НИИ психиатрии Минздрава РФ проф. А. Немцов приводит данные, свидетельствующие о тесной связи и синхронности изменений общей смертности россиян и гибели людей от отравления алкоголем, и отмечает, что оба вида смертности зависят от злоупотребления спиртным. По данным НИИ психиатрии, 24% всех смертей у мужчин и 15% у женщин так или иначе связаны с алкоголем. Особенно велик «вклад» злоупотребления спиртными напитками в совершение преступлений: 73% убитых и почти столько же убийц во время совершения преступлений находятся в состоянии алкогольного опьянения . Характерно, что этот показатель является устойчивым на протяжении десятилетий. Так, по данным И. И. Карпеца, обнародованным еще в начале 1990-х годов, в момент совершения преступления в состоянии алкогольного опьянения находились более 70% лиц, осужденных за умышленное убийство (по действующему УК РФ убийством признается только умышленное причинение смерти другому человеку). Помимо этого, в состоянии алкогольного опьянения в те годы совершалось порядка 70% изнасилований, около 60% телесных повреждений, свыше 90% хулиганских проявлений. Следствием употребления алкоголя водителями были три пятых всех аварий и иных происшествий на транспорте . В целом количество преступлений, совершаемых в состоянии опьянения, по разным оценкам, составляет ежегодно от 22 — 24% до 40% . ——————————— Страна подшофе // Аргументы и факты. 2013. 13 — 19 февраля. N 17. С. 40. Карпец И. И. Преступность: иллюзии и реальность. М., 1992. С. 414. Криминология: Учебник / Под ред. В. Н. Кудрявцева и В. Е. Эминова. М., 2010. С. 146; Российская криминологическая энциклопедия / Под общ. ред. А. И. Долговой. М., 2000. С. 624.

Каков же криминологический статус пьянства и алкоголизма, как они влияют на совершение преступлений? В отечественной криминологии советского периода традиционно выделялись причины преступности и условия, способствующие совершению преступлений. Ряд негативных социальных явлений, включая пьянство и алкоголизм, с легкой руки Г. М. Миньковского (1923 — 1998) получили наименование фоновых явлений преступности. При детальном анализе причин и условий как философских категорий в их преломлении к криминологической проблематике выяснилось, что невозможно или не всегда возможно четко разграничить эти категории, поскольку в реальной жизни они могут меняться местами. Не без влияния зарубежной криминологии отечественные ученые стали вводить в оборот и другие понятия, а также представляющие их термины, в частности такие, как детерминанты и факторы преступности, что лишь усложнило их теоретический анализ. Появление еще одного выросшего в недрах советской криминологии понятия — «причинный комплекс преступности» — не упростило ситуацию, а вызвало новые дискуссии и суждения по поводу соотношения названных и других понятий, что способствовало дальнейшему развитию теоретических основ отечественной криминологии. Обстоятельный их анализ изложен в криминологической литературе , и в дальнейшем изложении мы коснемся лишь некоторых из них, с тем чтобы выяснить место и роль пьянства в детерминации преступлений и преступности. ——————————— См., например: Криминология: Учебник / Под общ. ред. Г. А. Аванесова. М., 2005. С. 195 — 254.

Практика показывает, что употребление спиртного значительно повышает вероятность совершения как умышленных, так и неосторожных преступлений, а также риск виктимизации. Многократно возрастает риск случайного совершения преступления. Преступная же активность лиц, больных алкоголизмом, превышает аналогичную активность умеренно употребляющих спиртное в 100 раз . ——————————— Иншаков С. М. Криминология: Учебник. М., 2000. С. 309.

Криминологические исследования, базирующиеся на анализе уголовной и социальной статистики, подтверждают связь преступности с пьянством и дают основание для следующих выводов: «Там, где выше уровень потребления спиртных напитков, там выше преступность, опаснее ее характер, более тяжка она и по способам совершения преступления, и по последствиям» . ——————————— Карпец И. И. Указ. соч. С. 413.

Влияние пьянства на мотивацию криминального поведения по отношению к различным видам преступлений выражается по-разному. Так, относительно криминального насилия оно проявляется в снижении способности к самоконтролю и повышении уровня конфликтности. Относительно корыстных преступлений алкогольное опьянение снижает сдерживающее влияние совести и страха наказания, а сама потребность в спиртном оказывается поводом к хищениям чужого имущества. Что касается неосторожных преступлений, то негативная роль пьянства проявляется в снижении профессионализма, временной или постоянной утрате определенных умений и навыков, увеличении времени реакции на конкретную ситуацию, ухудшении или утрате возможности воспринимать ее адекватно, неспособности принимать рациональные решения в экстремальных условиях. Утрата самоконтроля повышает внушаемость лиц, находящихся в состоянии алкогольного опьянения, а следовательно, подверженность подстрекательству, безответственному подражательству при совершении преступлений . ——————————— Иншаков С. М. Указ. соч. С. 310.

Все это дает основание рассматривать пьянство и особенно алкоголизм не просто как фоновое явление, а как непосредственную субъективную причину совершения конкретных преступлений. Разумеется, применительно к преступности в целом пьянство и алкоголизм остаются негативными социальными явлениями, питающими преступность и входящими в качестве элементов в причинный комплекс преступности. Однако на индивидуальном, а применительно к пьянству, очевидно, и на групповом уровне можно говорить о непосредственной, или ближайшей, причине преступности. В свое время Н. А. Стручков писал, что непосредственные причины следует искать в сфере сознания, так как «все побудительные силы, вызывающие действия человека, неизбежно должны пройти через его голову, должны превратиться в побуждения его воли» . И хотя С. С. Остроумов подчеркивал, что пьянство и алкоголизм являются условием, которое подобно катализатору развязывает эгоистические взгляды, т. е. причину преступления, он же признавал, что систематическое пьянство и алкоголизм, как правило, приводят к деградации человеческой личности, утрате элементарных принципов морали, к появлению в сознании антиобщественных взглядов , а это прямой путь к совершению преступлений. ——————————— Цит. по: Криминология / Под общ. ред. А. И. Долговой. С. 296. Остроумов С. С. Некоторые вопросы методики проведения работы по изучению и предупреждению правонарушений среди несовершеннолетних // Изучение и предупреждение правонарушений несовершеннолетних. М., 1970. С. 19.

Как бы то ни было, угрожающие масштабы алкоголизации российского населения диктуют необходимость принятия кардинальных мер по ограждению общества от алкогольного яда. К сожалению, законодательная и исполнительная власть страны до сих пор ограничивалась паллиативными мерами по борьбе с пьянством. Так, недавнее повышение минимальной стоимости спиртного, конечно, ограничит поступление в розничную сеть алкогольного суррогата, но не ликвидирует его, поскольку он производится и на легальных предприятиях. Кроме того, такая мера повлечет расширение самогоноварения и увеличение объемов нелегального оборота «самопальной» алкогольной продукции. Представляется, что давно назрела необходимость разработки государственной целевой программы по борьбе с пьянством и алкоголизмом. В качестве первоочередных в ней должны быть предусмотрены меры по возвращению обществу государственной монополии на производство и реализацию алкогольной продукции, а также по реанимации отечественного опыта принудительного лечения лиц, больных алкоголизмом. Соответствующий антиалкогольный законопроект, насколько нам известно, был внесен в Государственную Думу РФ еще в 2006 г., но до сих пор не получил одобрения законотворцев. Должно быть, господствующая в их умах приверженность к либеральным ценностям мешает понять, что свобода личности в любом, даже самом демократическом обществе не может быть безграничной. Пора наконец не на словах, а на деле озаботиться сбережением народа, его генофонда, ибо бездеятельность властей в борьбе с пьянством может обернуться вырождением государствообразующего и других народов России.

Оставить комментарий